2 месяца на Шри-Ланке: волонтерская программа и полное погружение

Теги:
24 ноября 2017
Надежда Бежнар
Путешественница
В один прекрасный день было принято решение попрощаться со спокойной жизнью и поехать на неопределенный срок на Шри-Ланку учить детей английскому. Надя рассказала, что из этого вышло, и поделилась своим уникальным опытом.

Однажды ранним утром я пришла в офис и положила руководителю на стол заявление об увольнении. Мои коллеги были удивлены и расстроены, но поддержали как могли. Со мной все было хорошо. Даже очень. Я собиралась на неопределённый срок на Шри-Ланку. Не в отель на 10 дней по горящей путевке, а именно пожить там и попробовать увидеть мир их азиатскими глазами.

В этот момент во многих украинских глазах были вопросы: как, где и за какие деньги я буду жить. Особенно переживали мои родители, которые знают, что склонность к накоплению у меня нулевая. Чего не скажешь о желании получать максимум эмоций в путешествиях.

Просмотрев с десяток страниц поисковика (а это почти сотня сайтов) по запросу «волонтерские программы»/«volunteering, я наконец нашла сайт, где волонтерам не надо было платить за программу сумму, равную отдыху в All inclusive. Достаточно было заполнить свои данные, подумать, чем ты можешь быть полезен, и что готов делать за еду и жильё. У меня разбегались глаза, так как можно было все – от ухода за лошадьми в Испании до SMM отеля в центре Парижа.

Решение о поездке я приняла в течение часа, как только нашла предложение учить детей английскому на Шри-Ланке. Была ли я там когда-либо? Учила хоть раз детей английскому? Нет, но мне показалось, что этот вариант как раз для меня.

И вот после нескольких коротких писем, долгого перелёта и 10 часов самого местного (читать «старого, забитого людьми, мчащегося на скорости больше 100 км/час») автобуса, почти к полуночи я приезжаю в маленькое село Hingurukaduwa. Там меня встречает директор школы, и сонная семья, в которой я жила следующие пару месяцев.

Несмотря на бедность, эта семья приняла уже 15 волонтеров до меня. Комната 1,5 х 3 м, без потолка, но с деревянной крышей, кровать с москитной сеткой и моя дорожная сумка вместо шкафа – вот так выглядело мое жильё.

Первое утро началось рано, примерно в 4:30. Жителям деревни некогда высыпаться – нужно успеть кучу дел до начала рабочего дня. Взрослые в моей местной семье работали на двух работах, а их трое детей учились 7 дней в неделю. Не факт, что такое трудолюбие можно присвоить всей нации, но к жителям моей деревни это можно отнести на 100%.

В джунглях Шри-Ланки огромное количество видов птиц и существ, которые издают, порой, фантастические звуки. Но просыпалась я от того, что рубят дрова или чистят кокос (звук сравним с перетиранием пенопласта). Каждый день я просила семью быть потише утром, и говорила, какое действие вызывает наибольший шум. Каждое утро моя семья послушно не делала предыдущие шумные работы, но находила новые, не менее громкие. Как я поняла позже, в их местной культуре не принято беспокоится о сне другого человека – за день они устают настолько, что спят прямо на полу при включенном свете и радио.

В деревне я поняла, что еда в Азии должна быть не только дешевой, но и доступной. До ближайшего продуктового магазина более часа на автобусе, который ходит несколько раз в день, иногда по случайному расписанию. Но при этом в доме всегда было, что поесть. И этим «что» был рис. Местные готовят рис при каждом приеме пищи, то есть, для меня – 3 раза в день. Еда отличается только добавками/подливками к рису, карри, которые, правда, очень разные и вкусные. Иногда, как исключение, готовили лепешки. Мои попытки купить и готовить еду, которая была для меня более привычна, оканчивались расстроенными взглядами семьи и вопросами почти со слезами «you are not happy with our food?». Это было очень трогательно и особенно взывало к моей совести, поскольку их запаса английского, и моего синхали хватало только на «привет/как дела/хорошо». Так я перешла на «рисово-рисовую» диету.

О школе и работе. Учебный центр, где я работала, – самое технологически обеспеченное место в деревне. Там несколько компьютеров (подаренных волонтерами и их друзьями – как в моем случае), большой экран и скоростной интернет. В виду того, что в деревне не всегда ловит мобильная сеть, скоростной интернет – роскошь. Центр открыт ежедневно, но занятия английским и программированием (ребята учат С++ и PHP) проходят несколько дней в неделю.

В эти дни учиться приходит от 10 до 200 человек. И да, 200 – это был мой личный рекорд. В центре пока не налажена какая-либо система обучения, потому каждый желающий работать сталкивается с хаосом. Самый большой челлендж – дети, которые не понимают ни слова по-английски. И вопреки мифам о жажде знаний в азиатских деревнях, не хотят учиться 7 дней в неделю, а хотят баловаться и по назначению использовать шило в том самом месте.

При этом им очень любопытно трогать тебя: щипать за кожу, чтобы увидеть различия, дотрагиваться до волос (это вообще восторг, так как на ощупь мои волосы отличались от их), и если носишь платье, то пощупать ткань. И все это любопытство умножить на количество детей. После бесполезных попыток построить схему урока и план занятий, я поняла, что игра – единственный способ удержать внимание такой толпы. Спасибо тому, кто придумал Кота Саймона («Simon says...»), когда вся малолетняя банда весело повторяет каждое слово и действие. За час занятий я вполне органично смотрелась бы в дурдоме, так как помимо присел/упал/прыгнул/покрутился мы мяукали, тявкали на все лады, дотягивались левой рукой до правой пятки (чтобы части тела выучить). В самый сложный день, субботу, приезжали дети со всех окрестностей, и занятия с разными группами длились с 8 утра до 22 (!) с перерывом на 2 часа в середине дня.

За это время я восстанавливала силы в водопаде, куда даже тропинки не было, и нужно было пробираться через заросли джунглей. Но все царапины и ушибы стоили невероятного ощущения, когда окунаешься в падающий поток воды. И вокруг никого.

Так проходила моя «педагогическая практика». В свободные дни (3 в неделю) я на общественном транспорте путешествовала по стране.

Must-try хотя бы раз: автобусы, которые на честном слове не распадаются на запчасти, рассекая по местным серпантинам на 100 км/час, при этом кондуктор полностью высовывается из открытых дверей, зазывая пассажиров, держась одной рукой за поручень.

У меня была мечта попробовать поезда, где можно сидеть прямо на полу в открытом тамбуре, болтая ногами, как на карусели. Но я попробовала аж 10-часовой, на самый север Шри-Ланки, в вагоне полном чёрных тамилов (об этом позже). Этого делать не стоит. Есть более красивые, туристические и безопасные варианты.

Я не большой любитель «must see» мест, которые часто забиты туристами. Потому в мой шорт-лист попал храм Будды в Дамбулле, храм на холме в Канди (его видно по огромной статуе, которая возвышается над городом); Пик Адама (лучше всего начинать трекинг в 2 часа ночи, чтобы к моменту подъема на гору встретить рассвет и поучаствовать в священной церемонии); Аругам-Бэй (точно must visit для серферов и любителей слонов).

И север.

У меня было всего 2 дня на то, чтобы из Коломбо успеть сгонять в Джаффну и посмотреть, как живут тамилы, индийское население Шри-Ланки, с которым местные жители вели кровавую 30-летнюю войну... 10 часов на поезде и вот я там, белая девушка в индийской одежде. Кругом только чёрные азиаты, вообще никто не говорит по-английски, и даже мое слабое знание синхали бесполезно. В городе ещё витает запах войны, протестов, разрушенных домов и сгоревших деревьев. На этом фоне ещё более величественными выглядят индуистские храмы, где вместо росписей более тысячи различных скульптур, рассказывающих истории.

В один из храмов (Naga Pooshani Ambal Kovil) нужно было ехать на лодке. То ли туда редко добирается белый человек, то ли так принято, но стоило мне ступить на берег, как один из крупных тамилов взял меня за руку и потащил за собой в здание возле храма, похожее на крытый рынок. Оказалось, там бесплатно кормят и как раз был час обеда. Отказаться было невежливо, потому пришлось есть вместе со всеми местными (включая нищих и прокаженных) прямо с пола. Вместо тарелок были огромные листья бананового дерева, на которые насыпали рис и карри. Потом эти листья выкидывали коровам, которые находились за стенкой «столовой»... Это был один из последних дней двух месяцев на Шри-Ланке, но переживания этого дня были едва ли не самыми яркими.

В целом, времени в поездке хватило на все: проверку себя на прочность; полезные дела (по окончанию дети много чего могли сказать по-английски, и даже научились при этом сидеть за партой); трекинг на священную вершину; сёрфинг в разных точках страны, и даже празднование Нового года в конце апреля. Это имеет мало общего с нашими балаганами и елками, но уж точно не менее эмоционально. Моя «шри-ланкийская семья» полностью погрузила меня в мир их традиций, веры, отношений и душевной чистоты.

И самое ценное, что я привезла с собой домой, это ощущение, что в далекой Азии у меня есть две сестры, один брат и куча заботливых взрослых, которые понимают меня без единого английского слова...

Теги:
Все денежные операции надежно защищены
visa
visa-electron
mastercard
maestro sla